Шашлыки

Внимание! Этот рассказ не проходил проверку.
11 147 просмотров
Автор: Геннадий Поликов
Секс группа: Студенты
[1]  [2]  3  [4]  [5]

Юлька протянула свободную руку вниз, к своей писе, и убрала эту травинку, при этом с усмешкой произнеся вслух: "Ух, куда, забралась! Тебе там нечего делать", глядя при этом на меня, так как я, вполне ясно, эту сценку видел. Я понимаю, если бы она сделала это молча, по возможности, незаметно; но она ведь умышленно акцентировала на своей письке внимание! "Во даёт!" – только и мог подумать я.

После первой порции шашлыков мы снова пошли купаться. "Ребята, давайте переплывём на тот берег" – предложила Катюшка. Все, кроме Лёхи с Ириной, её поддержали.
Надо сказать, что скромность скромностью, а плавала Катька очень хорошо. Она первой из всех нас успешно форсировала Красавку, и, когда мы только приближались к берегу, Катюшка уже махала нам рукой с крутого склона. Второй приплыла Юлька, я – предпоследним, Натали замкнула наш круг. Мы поднялись на высокий берег. Вдоль него также шла лесопосадка. Мы пересекли её, и оказались на пустыре. Вдоль берега шла грунтовая дорога, по которой изредка проезжали автомобили и мотоциклы, а через дорогу простиралась степь, уходящая вдали вверх по пологим склонам холмов.

– Красотища! – сказала Наташка. Давайте прогуляемся?

Мы пошли вдоль дороги, и вскоре она нас привела к небольшому озеру. Там рыбачили несколько человек. Мы немного постояли возле озера, любуясь пейзажем. Тут один из рыбаков обратил на нас внимание. На его лице было ясно написано выражение неожиданности и лёгкое смятение, когда он увидел абсолютно голую симпатичную девчонку, которая совершенно спокойно стояла и смотрела на озеро. "Бедный, наверно, забыл о клёве", – подумал я.

– Всё хорошо, только вот босиком неудобно, ноги колет, – сказала Катька.

– Это уж точно. Ну что, пойдём назад, наши уже, наверное, заждались. Куда, скажут, пропали? – предложил Артур.

– Да, а прогуляться лучше потом по тому берегу сходим, чтобы обуться было можно, а то битое стекло попадается, – продолжила Катя.

– Сейчас, только пописаю, а то после пива уже не могу, – ответила Юлька.

– Пойдём, я с тобой, – подхватила Наташка.

– Да я прям здесь могу, – Юлька присела под деревом, возле которого стояла, и из неё потекла жёлтая струйка мочи.

"Да, вот чем удобно без трусиков – писай, где хочешь, ничего снимать не надо", – почему-то подумалось мне.

Юля пописала, и мы отправились назад. У дороги нас догнала Наташка – она всё-таки сходила в кусты. Правда, пока мы шли, навстречу попались две какие-то бабки с корзинами. "Совсем обнаглела молодёжь! Голые вон по дороге идут!" – всё никак не угомонялась одна из них. "А вам завидно, что ли?" – ответила им Юля. Это оставило слегка неприятный осадок, но Юльку, по-моему, особо не задело. Мы дошли до Красавки и благополучно вернулись на свой берег. Как-то постепенно все парни более-менее привыкли к обнажённым грудям своих спутниц, и к совершенно голому телу Юльки, это было видно, и относились мы к этому уже весьма спокойно. Чего не скажешь о соседях: к нам то и дело как бы случайно наведывались мужики с пляжа, то вроде бы проходя мимо, то чтобы попросить огонька... Сначала это казалось смешно, потом уже просто надоело. Но определённо могу сказать: многие ребята, отдыхавшие на берегу, наверняка завидовали нашей компании. Когда мы очередной раз спускались по берегу купаться, у некоторых парней из соседних компашек даже "слюнки текли" при виде девчонки без трусиков...
Мы ещё наготовили шашлыков, попили пива, искупались. Я и Лёха успели даже порыбачить. Поймали, правда, штук десять маленьких карасей, которых сложили в пакет с водой, и приготовили взять с собой. Нормального клёва здесь, конечно, не было, так как было много купающихся по всей длине берега. Иринка обещала накормить нас у себя дома ужином, и жареные карасики могли бы стать неплохим дополнением.

Многих уже порядком на жаре развезло от выпитых пива и водки.

– Давайте, прогуляемся до санатория? – предложила Наташка. – Только обуться надо, а то босиком можно ноги поранить.

– Вы идите, мы здесь, – Лёха с Ириной опять "откалывались" от нас. (С другой стороны, кто-то должен же вещи сторожить).

Остальные нас поддержали.

Мы взяли с собой пакет, куда сложили сигареты, огурцы, и бутылку водки.

– Сейчас, только надо хотя бы лифчик надеть, – сказала Наташка.

– Да ладно, кого боишься? – ответила Юлька.

– Ты что, вообще так пойдёшь?

– Нет, я обуюсь, конечно, – с этими словами Юлька отряхнула ноги от песка, надела свои носки и кроссовки.

– Ну, ты даёшь! – произнесла Наташка, но всё же лифчик решилась не надевать.

Мы вышли на тропинку, которая вывела нас к дороге. Дорога шла через лес. Кроны раскидистых деревьев защищали от палящего солнца, и в лесу казалось немного прохладнее. Лишь щебетанье птиц нарушало идиллическую тишину. Людей почти не было, только отдельные отдыхающие в одних плавках порой пересекали дорогу, очевидно, чтобы справить в лесу малую нужду. Вскоре мы оказались около глубокого оврага, по дну которого протекал ручей. Через ручей был перекинут небольшой мост, вернее даже, не мост, а пара полусгнивших досок рядом друг с другом.

– Ну что, перейдём, – спросил я, или будем искать обход?

– Что, боишься? – возмутился Артур.

– Да нет, я за девчонок беспокоюсь.

– Блин, страшновато, – сказала Юлька, подойдя к мосту.

– Не бойся!

Я подал ей руку, и, идя впереди, помог перейти овраг. Артур перевёл Катьку, и вернулся было за Наташкой.

– Не надо, я сама, – гордо сказала она.

– За это надо выпить! – предложил после перехода Артур и достал из пакета бутылку.

– А как обратно переходить будете, вы подумали? – возмутилась Катерина, – вы итак уже порядком пьяны!

– Вы как хотите, а мы выпьем – мы с Артуром сели на толстенное бревно, отпили "из горла" по глотку, и закусили огурцом. Юлька тоже решилась выпить, и села рядом со мной. Потом мы втроём достали сигареты, перекурили, отдохнули, и я спросил:

– Ну что, дальше пойдём, или как?

– А зачем тогда переходили овраг? – Артур встал, и мы отправились дальше.

Вскоре лес кончился, и мы оказались на пустыре. Мы подошли к небольшому холму, и Наташка закричала:

– Смотрите, что я нашла!

В самом склоне холма, поросшего зелёной травой, оказалась массивная с виду, железная дверь, чуть приподнятая от земли. Она была закрыта на мощный амбарный замок.

– Что это может быть?

Находка нас заинтересовала. Мы стали наперебой предлагать разные версии относительно назначения данной двери, Артур даже попытался открыть чем-то замок, что ему, естественно, не удалось. Внизу, под дверью, была небольшая узкая щель. Юлька с любопытством встала на колени, опёршись локтями о землю, и принялась разглядывать эту щель, пытаясь рассмотреть, что же там внутри. Мы с Наташкой стояли чуть поодаль, и я, конечно, не упустил возможности рассмотреть повнимательнее ничуть не менее интересную для меня щель, ту, что сейчас была приоткрыта и прекрасно видна между Юлиных ног, чуть пониже её выставленной вверх голой попки. О, сколько бы я отдал за то, чтобы она мне позволила прикоснуться к этой щёлке рукой! "Нет, темно, ничего не видно", – сказала Юлька, встав и отряхнув колени с локтями. Артур продолжал возиться с замком. Мы не заметили, как к нам подошли двое каких-то ребят и девушка.

– Ребят, что, сломать хотите?

Я обернулся:

– А вы не знаете, что здесь?

– Да что – склад какой-то. На случай войны, наверно. А вы откуда сами-то?

– Да на Красавке отдыхаем.

– А... Ясно...

– До санатория далеко, не скажете?

– Минут тридцать ходьбы.

Юлька нагнулась и подтянула шнуровку на кроссовках:

– Ну что, может быть, тогда, назад пойдём?

Подумав, мы решили, что лучше возвращаться. На обратном пути мы всё ещё обсуждали интересную находку, высказывая самые уже фантастические предположения. Наконец-то дошли до нашего оврага.

– Поможешь мне опять перейти? – обратилась ко мне Юлька.

Я предложил ей руку. Но она вдруг испугалась:

– Сюда шли – ничего, а обратно что-то страшнее стало. Ноги дрожат, не могу...

Артур перенёс Катюху на руках. Я тоже предложил Юльке взять её на руки, и она безоговорочно согласилась. Я поднял её, обхватив под коленями и подмышками, а она схватилась рукой за моё плечо. Мой член, было успокоившись, опять поднялся у меня под плавками. Пока я переносил Юльку через этот хилый мост, от моего страха никакого следа не осталось. Я чувствовал себя эдаким романтическим героем. Она же зажмурила глаза, и боялась их открыть, даже когда я уже поставил её на землю. На моём плече остались следы от Юлькиных ногтей.

Мы перевели девчат и благополучно вернулись в наш "лагерь". После чего налили себе пива и стали наперебой рассказывать ребятам о своих приключениях. Ирина, несмотря на то, что жила в посёлке, оказывается, даже и не подозревала о существовании того склада в холме.

Мы с Артуром после пива сходили отлить в кусты, и, когда вернулись, присоединились к остальным, которые уже сидели на лужайке в тени деревьев, чуть повыше пляжа, и играли в карты. Тут и Юлька опять захотела писать, и, сидя на корточках, стала мочиться прямо на месте. Небольшой ручеёк слегка увлажнил сухую землю возле неё и оросил зелёную травку. Она была уже достаточно пьяна. Наташка произнесла, глядя на Юльку:

– Я тоже хочу (Наташку также весьма развезло от пива с водкой).

– Писай прям здесь, – предложила Юлька.

Неожиданно для всех, Наташка привстала, и, уже никого не стесняясь, слегка приспустила плавки и пописала. Лужица под ней оказалась больше, чем от Юльки, но она довольно быстро впиталась в сухую землю, оставив от себя только чёрное влажное пятно.

– Да сними ты их совсем, не мучайся! – вдруг предложила Юля.

Наташка огляделась по сторонам, и, убедившись, что посторонних нет, согласилась с предложением Юльки, и со словами "Ладно, уговорила!" сняла с себя плавки, и повесила их на ветку. У Наташки оказались густые чёрные волосы на лобке и в промежности, выделяющиеся на фоне абсолютно белой кожи под плавками. Когда она сидела на корточках, из-под её густых волос едва проглядывала розовая полоска вульвы. Наташкино раздевание здорово оживило наш коллектив, внеся в него приятное разнообразие. Все пацаны, не сговариваясь, наградили девушку аплодисментами, как только та освободилась от последнего элемента купальника. У меня заново разгорелся интерес к нашей "новенькой" обнажённой миледи, и я с большим удовольствием уже безо всякого смущения пялился на Наташкину волосатую промежность.