Шашлыки

Внимание! Этот рассказ не проходил проверку.
11 146 просмотров
Автор: Геннадий Поликов
Секс группа: Студенты
[1]  [2]  [3]  4  [5]

Мой член стал напрягаться с новой силой. Честно говоря, у меня возникло сильное желание тоже снять с себя плавки и присоединиться к нудистской компании девчонок. Но мысль о том, что мой голый член увидит моя однокурсница Ирина, меня остановила. "Да и перед Катькой стыдно будет", – подумалось мне. Я не смог решиться раздеться. И мысленно я ещё раз поразился смелости наших девчонок, которые обнажились перед одетыми пацанами, не испугавшись осуждения или насмешек. В тот момент я осознал, что такая смелость достойна моего преклонения перед ними.

Мы доиграли кон в "дурака", и побежали к реке, чтобы освежиться в прохладной воде. Наташка остановилась, сдёрнула с ветки свои плавки, и, надев их, догнала нас. Идти по берегу среди посторонних, она без плавок всё же не решилась.

Когда мы вылезли из воды, Лёха вдруг вспомнил:
– Я же взял фотоаппарат, давайте сфотографируемся все вместе, пока ещё солнце не зашло!

– Что же ты раньше молчал? – возмутились Катя с Артуром.

Мы встали в полукруг на фоне воды, обняв друг друга за плечи, и Лёха стал наводить объектив.

– Подождите, я хоть лифчик надену, а то на фотографии стыдно всё-таки, – заволновалась Ирина.

– А я в одних плавках буду, что тут такого, – ответила ей Наташка.

Ирина побежала за лифчиком, и, одевшись, присоединилась к нам, а Наташка так и осталась без него. Юлька же заявила, что будет фотографироваться как есть, без плавок.

– Ты только о себе думаешь, а я же тоже буду эти снимки друзьям показывать, – возмутилась Ирина, – надень хоть плавки для приличия.

– А я хочу, чтобы как мы отдыхали, так и было всё запечатлено, не хочешь – не показывай. Только это же я буду без трусов на фотографии, а не ты, какая тебе разница?

В общем, Юлька не стала одеваться. Мы сделали несколько снимков на берегу и потом зашли по колено в воду, также сфотографировавшись вместе. Потом стали фотографироваться отдельно парами: Лёха с Ириной, и Артур с Катей. У меня пары не было, и мы решили сфотографироваться втроём с девчонками – с Наташей и Юлей. Мы также сняли несколько кадров. Сначала я встал посередине и обнял девчонок за плечи. Потом Юлька решила изобразить девушку с обложки: она встала прямо, поставив правую ногу на пенёк и выставив её вперёд, левую руку она подняла вверх, а правую ладонь завела за затылок, слегка наклонив голову. Вышло очень красиво. Наташка встала чуть в стороне, расставив ноги и подняв обе руки, а я – с другой стороны, вытянув руку в сторону Юльки и как бы жестом показывая на неё. После этого Юля предложила сфотографироваться по-другому: она присела передо мной, широко разведя колени в стороны и заложив обе руки за голову, а я, стоя за её спиной, положил ей ладони на плечи. Наташка немного подумала, как бы к нам пристроиться, и, тоже уже начиная немного "заводиться", встала сбоку от меня, обняв меня рукой за талию, а другой рукой Наташка немного оттянула резинку своих плавочек вниз, частично приоткрыв свой чёрный треугольник. Лёха нас "щёлкнул".

– Потом кто посмотрит, скажет – порнушку там наснимали, – посмеялась Наташа.

– Разве это порнушка? ... А давайте, правда порнушку снимем, – оживилась вдруг Юлька.

– В смысле, как?

– Ну, как в журналах эротических, интересно ведь! Я так давно об этом мечтала!

С этими словами Юлька легла спиной на покрывало, и подтянула ноги вверх, разведя их в стороны, и обхватив руками выше колен, выставив, таким образом, на передний план свою письку. Было видно, как возбужден и напрягся её клитор, а из влагалища стали проступать капли смазки.
– Сними меня так, попросила она Лёху.

– Ты что, дура что ли, – возмутилась Ирина. Кому ты потом показывать-то будешь?

– Кому захочу, тому и буду. Предкам, конечно, не покажу. А знакомым – можно. Пусть посмотрят, как мы тут с вами подурачились классно.

Алексей сфотографировал Юльку в этой позе. Потом она опустила ноги, и, продолжая лежать на спине, развела их в стороны. Лёха сделал ещё один снимок, после чего она, оставаясь в той же позе, пальцами обеих рук широко раздвинула половые губы и стенки влагалища: "А теперь – так", – попросила Юляшка.

Мы с Артуром стояли рядом и с обалдевшими глазами следили за тем, что вытворяет Юля.

Затем Юлька села на попу, закурила сигарету, одной рукой сжала себе сосок, а указательный палец другой руки зазывающе ввела себе во влагалище на всю длину. Лёшка сфотографировал. После чего она попросила, чтобы кто-нибудь подал ей стакан пива. Я пошёл за стаканом, наполнил его божественным напитком и галантно протянул нашей юной развратнице. Юлька взяла стакан, отхлебнула глоток, и достала из банки огурец. Держа во рту дымящуюся сигарету, а в руке – поднесённый к губам стакан, она свободной рукой погладила себя между ног, и .... медленно, наполовину, ввела в свою вагину огурец. Её руки при этом дрожали от волнения, было видно, что он даже сама поразилась своей наглости, но, тем не менее, Юля закатила глаза и изобразила выражение блаженства на лице. Надо сказать, из неё бы вышла неплохая актриса. Не даром она на музфак поступила! "Щёлкни ещё раз!" – милым, но слегка неуверенным голосом попросила она Лёху.

– Ну как, теперь получилась порнушка? – обратилась она к Наталии, вынимая влажный огурец из своей писечки.

– Ну, ты даёшь, Юлька! – вдруг восхитилась Наташа, – во, даёшь! Я бы только позавидовала твоей отвязности.

– Давай тоже, присоединяйся! Щас мы тут наснимаемся, будет что вспомнить!

Наташку это завело. Она повернулась к нам спиной, и спустила плавки так, чтобы полностью обнажить попу. Лёха передал фотоаппарат мне: "На, теперь ты снимай этих порнозвёзд! Я устал уже". Я с удовольствием сфотографировал Наташку со спины с голой попкой. Потом Наташка спустила плавки ниже колен, и, слегка расставив ноги в стороны, чтобы плавки совсем не слетели, повернулась к нам лицом. Я опять нажал на спуск, запечатлев на Наташку с болтающимися под коленями плавками и чёрным треугольником волос на лобке. Затем она одной рукой взяла себя за сосок, а другую завела себе между ног. Когда я "щёлкнул" её таким образом, Наташка решилась-таки снять плавки совсем прямо на пляже, и легла животом на покрывало, повернув голову в нашу сторону. Юлька легла с ней рядом в точно такой же позе. "Под этой фотографией будет подпись: Так мы с подругами загораем", – шутя, добавила Наташка. После того как я запечатлел их со спины, обе девчонки перевернулись на спину, слегка разведя ноги в стороны, Юлька закинула свою ногу на Наташкину.

В этот момент Наташка заметила, что, несмотря на то, что люди с берега уже стали расходиться, несколько человек стоят на берегу и с неподдельным любопытством смотрят на эту игру. На Наташке появилась краска смущения.

– Нет, больше не буду! Хватит с меня!

– Ладно, finita la comedia, – согласилась с ней Юлька, обращаясь как бы к зевакам на берегу.

Я всё же успел их сфотографировать в последний момент. Наташка резко поднялась и пошла было за своими плавками, но потом, глядя на Юльку, передумала и, оставив плавки на покрывале, побежала голышом в воду.

– Мочить не хочу, уже собираться надо, – оправдалась она перед нами.

Юлька присоединилась к ней.

Когда сеанс фотографирования был закончен, мы все тоже пошли искупаться по последнему разу, и стали собираться домой.

Мы стали собирать свои вещи: нести оказалось гораздо меньше, чем когда мы шли сюда, и идти стало намного легче. Кроме того, стало смеркаться, и воздух наполнился прохладой. Назад решили идти в одних купальниках, чтобы не надевать одежду на мокрое тело. Ирина уже была в лифчике с того момента, когда мы делали фото, Наташка тоже быстренько надела плавки и лифчик, и обулась в свои туфли. Юлька достала из пакета плавочки, натянула их на себя, надела носки с кроссовками и, так как лифчика у неё вообще не было, больше ничего надевать не стала, а просто взяла в руку пакет и собралась вместе со всеми уходить.

– Одевай майку, Юль, – сказала Ирина.

– Не хочу пока. Вы же все в одних купальниках! Тем более всё равно, темнеет уже.

Мы отправились в путь. Выйдя из лесопосадки, вышли на дорогу, ведущую в посёлок. Когда мы добрались до девятиэтажек Прибрежного, во многих окнах уже был зажжён свет. Пройдя несколько дворов, дошли до Ириного. Наверное, интересно ходить по посёлку с голой грудью. Так как я не женщина, мне не суждено это понять. Я-то и так был в одних плавках, – вроде бы, что такого? Народу на улице, действительно, было не много, тем не менее, казалось, что за нами (точнее, за Юлькой) многие с интересом смотрят. Но это мне казалось. Ей – не знаю. Она держалась настолько естественно, что её груди, хотя и были обнажены, смотрелись просто как гармоничный атрибут её экстравагантного купального костюма.

Мы дошли до Иркиного подъезда, и поднялись к ней домой. Иркин брат был уже дома.

– Ну, как оттянулись?

– Замечательно! – сказала Ирина. – Даже стриптиз устроили.

– Я вижу, – ответил ей брат, покосившись при этом на Юльку.

Мы пожарили карасей, Ирка наскоро нарезала салат, и сварила картошки на всю нашу ораву. После активного отдыха любой ужин казался просто райским. Немного отдохнув после еды и посмотрев кусочек какого-то фильма по "ящику", мы все, кроме Наташки, которая, так же как и Ирина, жила в посёлке, надели на себя "верхнюю" одежду, попрощались с хозяйкой и поехали в город. Юлька надела только майку, а шортиков надевать не стала, решив идти на автобус просто в своих узеньких, блестящих, ярко-синих плавках, которые не плохо сочетались с её короткой белой маечкой и белыми же носками. И вот мы, выйдя из дома, направились на автобусную остановку.

Автобуса еле дождались. Причём он оказался последним и почти пустым. На обратной дороге я опять оказался рядом с Юлькой. В пути мы с ней обменивались впечатлениями о нашей поездке, теперь уже и мне было о чём с ней говорить, и я с трудом умудрялся вставлять слово между её репликами. Юлька сидела, элегантно закинув свои красивые загорелые ножки друг на друга, и разговаривала со мной и с Артуром, сидевшим напротив. Её плавочки были настолько узкими, что красивые бёдра были тоже полностью обнажены с боков. Я вдруг сообразил, что Юлька сидит на сиденье, касаясь его практически голыми ягодичками. Эта мысль уже в который раз в этот день вызвала у меня приток крови к моему "мужскому достоинству"

В общем, всё бы хорошо, если бы не одно обстоятельство.