Чудеса на виражах-2

Внимание! Этот рассказ не проходил проверку.
2 854 просмотра
Автор: Виссарион
Секс группа: Пушистики
1  [2]

Тяжелая лапа с втянутыми, тщательно ухоженными когтями, уверенным движением лег-ла на большую выпуклость внутренней стороны крышки стола из красного дерева. Через мгно-вение ожил скрытый динамик, наполнив огромный кабинет ревом рвущих воздух самолетных винтов и лающими звуками очередей пулеметов, бьющими по барабанным перепонкам.

– Дон Корнаж? – Вопрос был отчасти утверждением, ибо за штурвалом этого самолета не могло быть никого другого. Тон вежливый, легкий оттенок будуарности.

– Мистер Хан! – В эфир ворвался хрипловатый баритон лидера группы пиратов, грозы местной акватории. – Рад слышать вас! Только мы сейчас немного заняты. Бартоломью, если ты дашь ему набрать высоту, собью тебя сам!
Некоторое время Хан не без удовольствия прислушивался. Его опыт позволял ему ори-ентироваться в происходящем, даже не видя участников воздушной драки. Звено истребителей пыталось взять в "мешок" четырехмоторный самолет. Судя по непрекращающимся ругательст-вам в эфире, это у них не очень-то получалось. Корнаж был в ярости.

– При всем моем уважении, мон шер (фр. друг), эти последние истребители не так уж хо-роши: Выше двух тысяч футов они маневрируют хуже, чем падающие свинцовые гири.

Самомнение этого дурака порой даже забавляло.

– Все жалобы не по этому номеру телефона, мистер Корнаж, – произнесено было со стро-го рассчитанной долей юмора. Хан виртуозно владел своим голосом. Впрочем, как и ситуацией.

– Корнаж!! – От страшного рева дрогнули тяжелые шторы и звякнули толстые стекла ка-бинета. Пират издал невразумительный звук и, оглушенный, на несколько секунд потерял управление. Пилот транспортника, почувствовав слабину противника, использовал свой шанс на все сто процентов.

– Ребята, отбой, возвращаемся на базу, – прозвучал усталый голос Корнажа. – Прошу прощения, мистер Хан. Я немного увлекся:

– К вам на базу отправился мой помощник. Он везет пакет лично от меня. Предупредите свои посты.

Легкое нажатие жесткой подушечки широкого пальца оборвало соединение со звонким щелчком.

Кровать жалобно скрипнула под с удовольствием потянувшимся медведем. Балу лениво открыл глаза и почесал правый бок. Через небольшое круглое окошко в комнату проникал яр-кий солнечный свет, обещая прекрасный день. Немного подумав, Балу поднял лапу и с силой опустил ее на лежащую рядом с ним фигуру, с головой закутавшуюся в тонкое одеяло. В ответ раздался обиженный крик, и одеяло откинулось. Под ним обнаружилась обнаженная молодая лисица, великолепного рыже-красного окраса, с пятном белой шерсти, начинающемся от шеи, проходящем по груди и упругому животу, и спускавшемся до лобка. Она села на кровати, рас-серженно сверля пылающим взглядом своего вчерашнего любовника, и потирая рукой ушиб-ленную попку. Но она не смогла устоять перед зрелищем веселящегося Балу. Она, окончатель-но сбросив с них обеих одеяла, прильнула к нему всем своим телом, ощущая горячую и пьяня-щую мужскую твердость, которая доводила ее до безумия прошлой ночью. Она нежно сжала его головку своими пальчиками, и Балу уже начал отвечать ей ответной лаской, когда в дверь тихонько постучали. Лисичка мгновенно нырнула под одеяло, в то время как Балу встал и, от-крыв дверь, высунул голову в коридор.
– В чем дело,!!!, – кажется, вчера я оплатил комнату до сегодняшнего обеда:

– Так оно и было, Балу, но кое-кто тебя срочно вызывает, – пожал плечами!!!.

– А если ты скажешь, что меня нет?

Орангутанг хитро посмотрел на него.

– Боюсь, тогда она прилетит сюда лично, и разнесет мое маленькое заведение в щепки, ища тебя.

Балу вновь скрылся за дверью. Слышно было, как он натягивает на себя комбинезон, шепотом разговаривая с кем-то.

– А как же твоя охрана? – шутливая перебранка продолжилась. Лисица, прекрасно пони-мая, о ком идет речь, изо всех сил старалась не рассмеяться.

– Вся моя охрана пойдет ей на первое и второе, а на сладкое она обгложет меня:

– Будь он проклят, этот телефон, – буркнул Балу, уже направляясь к выходу по коридору.!!! Семенил рядом.

– Сказать по правде, он и в самом деле не слишком нужен. Но старина Хан наварил на его прокладке чертовски много денег:

– Предсказываю, – громко и отчетливо произнес медведь, внезапно остановившись и подняв руки к потолку. – Когда-нибудь, в последний раз, он получит доход с продажи наших шкур!

– Скорее всего, так и будет. Счастливо Балу!

Не оборачиваясь, Балу протянул руку назад с развернутой кверху ладонью и почувство-вал крепкий удар волосатой лапы.

За порогом открывался великолепный вид на порт!!!. Десятки самолетов-гидропланов покачивались на прозрачно-голубых волнах, рассованные, как мячики в лунках, в гигантском лабиринте деревянных сот пристани. Пока Балу, не спеша, дошел до Нырка, его успели попри-ветствовать, по меньшей мере, дюжина пилотов, поэтому он почти с облегчением нырнул в трюм своего самолета.

В прохладном сумраке послышался долгий зевок и шуршание, где-то под самым потол-ком. Там, за приваренные: был привязан большой гамак. Балу, встав на цыпочки, дотронулся до дремавшего в нем. Тело мгновенно напряглось, и Малыш в три движения спрыгнул вниз.

– С добрым утром, Малыш!

– Ты сегодня рановато, Балу. У нас ведь выходной!

– И, правда. Да только он закончился минут десять назад.

– Ребекка? – Малыш понимающе кивнул головой, уже забираясь в кресло штурмана, и подключая один за другим навигационные приборы привычным перекидыванием рычажков в верхнее положение. Приборная доска ожила зелеными огнями и, принявшими скачком рабочее положение, стрелками циферблатов. Балу устроился рядом, в кресле пилота, включив рацию на передачу.

– Диспетчерская, 43АВ2, запрашиваю разрешение на взлет и прогноз погоды на 24 часа.

– 43АВ2, даю разрешение, следуйте курсом 4/1. Если в сторону Тембрии – дожди и ту-маны, Кейп-Сьюзета – небо чистое, ветер до 5 м/с, с юга надвигается циклон, – женский голос был донельзя обворожительным.

– Спасибо, милая диспетчерская, – произнес Балу почти шепотом.

Уже через несколько минут самолет уверенно набрал высоту, и стремительно превратил-ся в точку, еле заметную на фоне голубого неба. До последней секунды за ним следили из-под стеклянного купола диспетчерской влажные от слез темные женские глаза, обрамленные неж-ной рыжей шерсткой.

– Балу, вечно вас приходится ждать, – Ребекка Канингем нарочито медленно перелисты-вала справочник маршрутов воздушных полетов. – До Кейп-Сьюзета всего три часа полета.

– Да, если не брать в расчет, – ядовито заметил Балу, удобно усаживаясь в кресло, стоя-щее перед ее столом. – Очередь при посадке и полицейские проверки.

Ребекка ахнула, прикрыв рот рукой.

– Так они вас ПРОВЕРЯЛИ?

– Но, разумеется, ничего не нашли. Плановая проверка знаете ли:

– Да, да, я понимаю.: Сама не знаю, с чего это я так разволновалась.

– Наверное, из-за очередного не совсем законного, но ужасно выгодного заказа, – подска-зал Балу.

На щеках Ребекки заиграл румянец.

– Что вы такое говорите! Просто он слегка нестандартный:

Балу вздохнул: "Алкоголь, оружие, рабы, или что получше? В последнее время: прямо преемница мистера Хана".

– Груз – пятнадцать ящиков.

Балу наклонился над столом и заговорищески подмигнул ей.

– Отправитель – аноним, а внутри тонна вибраторов, да? Для правителя Тембрии, чтобы разогреть его холодных жен?

– Оставляйте свой ехидный тон, Балу, за дверью моего офиса. Внутри золото, двести ки-лограммов, переправляет его банк Кейп-Сьюзета.

– Обычным самолетом? На моем Нырке? Без всяких сейфов, бронированных корпусов и прочего?

– Верно. И даже без эскорта. 70% суммы предоплатой. Балу, не напрягайте свои мозги арифметикой. Оплата как за фрукты, чтобы не вызвать подозрений, зато премия огромна.

– Наши гарантии?

– Никаких, – Ребекка устало потерла виски. – Если не доставим – никаких штрафов, только половина предоплаты. Офицеры береговой охраны не в курсе – в порядке секретности, но в случае проверки – все законно, документы на груз – у вас.

– Я, конечно, понимаю, все уже обговорено без меня, и все-таки, – сколько нам с Китом за это причитается. Во сколько вы оценили наши шкуры в этот раз?

– Я лечу вместе с вами, – в голос мисс Канингем вновь стал стальным. – В случае успеха – вы выкупите свой самолет и заработаете на долгую беззаботную жизнь.

– И все-таки я не понимаю мистера Хана.: Зачем он рассказывает об этом мне? Чтобы я украл его золото?

Корнаж задумчиво почесывал ухо кончиком сабли.

– Именно, – терпение адъютанта Хана, казалось, было безграничным. – Подробности не важны. Запомните одно: груз НЕ должен долететь до места назначения.

– Нет проблем. Мои мальчики собьют его в два счета.

– Ни в коем случае. – На лбу худощавого тигра проступил пот, хотя голос остался ров-ным и спокойным. Если это произойдет, то Хан: – Никто не должен пострадать. Тихий абор-даж, забираете золото и исчезаете.

– Тихий абордаж? А вы в курсе, кто за штурвалом этого самолета?

– Все остальное ваша проблема. Могу только заметить: самолет будет чрезвычайно тя-желым и неповоротливым.

Наблюдая за тем, как тихо звякают друг о друга складываемые в деревянные ящики зо-лотые кирпичики, Балу чувствовал, что сходит с ума. Рядом с ним за погрузкой наблюдал оде-тый в черный строгий костюм грузный носорог, на полголовы выше его. Выход из этого искус-ственного стального грота преграждали массивные ворота. Мощные лампы под потолком зали-вали все пространство ярким белым светом.

– Все делается в рамках политики концерна компаний – совладельцев. Я не вправе раз-глашать его решения. В случае возникновения непредвиденных осложнений – никаких прово-каций.

– Пираты входят в число осложнений?

– Никакой самодеятельности. Немедленно сажаете самолет и выполняете все их требова-ния. Погрузка окончена. Счастливого пути.

Ворота стали медленно разъезжаться.

– М-м-мистер Хан: это я:

– Да, конечно, проходи.

Дверь приоткрылась. Щель обозначилась вертикальной полоской света, почти ослеп-ляющего от контраста с темнотой в кабинете.

– Как наши дела?

Дверь со стуком захлопнулась, но почти одновременно зажглась лампа, поместив в круг света мистера Хана, внимательно склонившегося над своим столом, положив подбородок на скрещенные лапы. На манжетах белоснежной рубашки, выглядывающих из-под рукавов темно-синего пиджака, сверкали крупные золотые запонки.